Глава «Ростелекома» — РБК: «Слово «экосистема» уже заезжено»
Глава «Ростелекома» — РБК: «Слово «экосистема» уже заезжено»
Глава «Ростелекома» — РБК: «Слово «экосистема» уже заезжено»
Назад к списку новостей
Глава «Ростелекома» — РБК: «Слово «экосистема» уже заезжено»
Почему «Ростелеком» не будет делать большой маркетплейс из различных услуг, кто из его «дочек» может выйти на биржу и о других планах на ближайшие пять лет РБК рассказал президент компании Михаил Осеевский

О новой стратегии


Во вторник, 20 апреля, «Ростелеком» представил стратегию на 2021–2025 годы. Согласно плану выручка компании в 2025 году должна достичь 700 млрд руб. (по итогам 2020-го — 546,9 млрд руб.), маржа по OIBDA должна вырасти на 5–7 процентных пунктов (по итогам 2020 года составляла 35,5%), а чистая прибыль увеличится более чем в два раза (была — 25,3 млрд руб.). Необходимость нового плана президент «Ростелекома» Михаил Осеевский объясняет так:

— Почему потребовалась новая стратегия? Редкий случай, когда предыдущая стратегия («Ростелеком» принял ее в 2018 году) реализуется лучше, чем поставленные в ней цели. По ряду операционных и финансовых показателей мы уже в 2020 году вышли на те цели, которые планировали достичь позднее, к 2022 году. Причем я говорю о результатах без учета консолидации Tele2. Это, конечно, является следствием масштабной цифровизации страны и мира.

Новая стратегия включает несколько направлений. Первое — рост в традиционном телеком-бизнесе.

— Традиционные телекоммуникационные сервисы довольно зрелые, какие-то продукты стагнируют, но появляются новые, и в целом это рынки хоть и медленно, но растущие. Мы планируем расти быстрее рынка, увеличивая нашу долю. При развитии широкополосного доступа в интернет важной задачей останется замена медной инфраструктуры, которая еще есть в ряде регионов, на оптическую. Движемся в сторону предоставления клиентам решений на более высоких скоростях — от гигабита в секунду — это то, что скоро станет обычным уровнем скорости, и мы развиваем под это инфраструктуру. Еще одним приоритетом останется развитие инфраструктуры мобильной связи, как в тех регионах, где уже присутствует Tele2, так и в новых. Будем строить мобильные базовые станции в рамках расширения универсальных услуг связи. До 2030 года мобильная связь должна появиться в 24 тыс. малых населенных пунктах (от 100 до 500 человек).

Компания ставит перед собой цель стать крупнейшим оператором по количеству частных клиентов — к 2025-му ее сервисами должны пользоваться 100 млн жителей России. Также планируется «сохранять и укреплять лидерство в работе с корпоративными и государственными заказчиками, операторами связи».

Второе направление стратегии — усиление позиций «Ростелекома» в пяти цифровых сегментах, которые он активно развивает последние годы: центры обработки данных и облачные технологии, информационная безопасность, цифровые регионы и «умные» города, электронное правительство, цифровая медицина.

— Сегодня на рынке ЦОДов наша доля находится в районе 25–27%, хотим выйти на уровень более 30%. «Ростелеком — Центры обработки данных» («дочка», которая занимается облачными сервисами, хранением и обработкой данных) стал своего рода «единорогом» — по итогам нашей сделки с ВТБ его оценка превышает $1 млрд (в конце 2020 года ВТБ приобрел 44,8% «Ростелеком-ЦОД» за 35 млрд руб. — РБК). Считаем, что сможем повторить этот успех по некоторым другим направлениям.

Основным источником инвестиций, по словам Осеевского, будет OIBDA компании. По итогам 2021 года, по его прогнозу, этот показатель может превысить 200 млрд руб. При этом капитальные затраты в процентном соотношении к выручке будут снижаться.

— Берем обязательство перед акционерами увеличивать дивидендные выплаты не менее чем на 5% год к году. Видим, что в мире сегодня такой подход начинает доминировать. При этом мы по-прежнему будем придерживаться консервативной долговой политики, считаем это чрезвычайно важным элементом для устойчивости компании. Еще один важный элемент новой стратегии — постоянная трансформация компании, освоение новых бизнес-процессов, управленческих моделей.

Среди новых направлений, которые будут комплементарны бизнесу «Ростелекома», Осеевский назвал различные продукты, которые могут появиться вокруг портала «Госуслуги» («Ростелеком» является техническим оператором портала) и государственных проектов в целом. Часть из них можно будет коммерциализировать, и компания «смотрит на это очень внимательно».

— «Ростелеком» — один из важнейших партнеров государства в реализации нацпрограммы «Цифровая экономика» по самым разным направлениям, не только с точки зрения развития инфраструктуры. Смотрим, как портал «Госуслуги» может быть полезен в бизнес-процессах. Например, дистанционная продажа сим-карт. Сегодня нужно лично с паспортом приходить в салон связи. Думаем над тем, как выстроить решение с использованием Единой системы идентификации и авторизации (ЕСИА) и электронных подписей, для того чтобы человек мог купить карту без похода в офис. Участвуем в создании цифровой образовательной среды в сотрудничестве с Минпросвещения. Строим современную внутришкольную цифровую инфраструктуру, включая Wi-Fi и системы видеонаблюдения. Вместе с Mail.ru Group развиваем образовательную платформу «Сферум». Верим в то, что цифровизация медицины будет выходить за рамки госсектора, станет привлекательна для частных медицинских учреждений. Рассчитываем на развитие телемедицины и что все больше населения привыкнет пользоваться дистанционными медицинскими услугами и электронными рецептами.

Об итогах предыдущей стратегии


— Слово «экосистема» уже несколько заезжено, у каждого эксперта есть собственное представление, что это такое. Партнерство — по-прежнему наша любимая форма развития и движения вперед. Проведя различные эксперименты, мы поняли, что не любой продукт комплементарен «Ростелекому». Самая простая история — это попытаться сделать такой большой маркетплейс, чтобы абоненты покупали у нас все подряд. Но это не работает так. Все-таки есть продукты, которые никак не встраиваются. Например, одним из наших партнеров является «ЛитРес», мы видим, что абоненты с удовольствием пользуются цифровыми и аудиокнигами, неплохо продаются страховые продукты. Но у нас были эксперименты, которые не пошли, — невозможно заниматься всем. Каждая компания по-своему формулирует стратегии, в том числе решает, хочет ли она управлять разносчиками пиццы или таксистами. Мы — не хотим. Хотим быть высокотехнологичной и инфраструктурной компанией. И это принципиальный подход. Еще один важный критерий — мы хотим инвестировать в те рынки, в которых видим не только потенциал капитализации, но и возможность выхода на положительный денежный поток. Скептически отношусь к компаниям, которые долго не могут начать получать прибыль. У меня, как бывшего банкира, это вызывает большие вопросы.

Об IPO «дочек»


В рамках сделки по продаже ВТБ доли в «Ростелеком — Центры обработки данных» стороны объявили, что планируют провести IPO (первичное размещение акций на бирже) этой компании в течение трех лет.

— Пока мы думаем о том, нужно ли выводить еще какие-то дочерние компании на биржу. Это имеет смысл для тех компаний, у которых потенциальная капитализация составляет несколько десятков миллиардов рублей. То есть еще надо поработать. Не исключаю, что следующей может стать наша компания в области информационной безопасности. Считаем, что эффект от вывода «дочек» на биржу будет позитивным. Такие компании могут торговаться с другими мультипликаторами, чем у «Ростелекома», гораздо более высокими. «Ростелеком» сейчас торгуется с мультипликатором 4,5 к OIBDA, «Ростелеком-ЦОД» пока оценивается на уровне 7,5–8, а у Amazon (среди активов — облачный провайдер. — РБК) это выше 20. Что будет на нашем рынке через несколько лет, посмотрим, но думаю, что этот gap (расхождение. — РБК) между мультипликаторами традиционных компаний и подобных «Ростелеком-ЦОД» всегда будет.

Об эффектах пандемии


— 2020 год, как ни странно, оказался очень успешным с точки зрения нашего бизнеса. Пандемия ускорила внедрение цифровых технологий в семьях, бизнесе, образовании и государстве в целом. Новые и существующие клиенты увеличили потребление наших сервисов. Но есть и оборотная сторона медали: заметно вырос трафик, это потребовало от нас расширения пропускной способности сетей, увеличения мощности дата-центров, то есть инвестиций. Главный вывод, который сделан по итогам прошлого года, заключается в том, что масштаб «Ростелекома» накладывает на него особенную ответственность. Это не пафосные слова. Сложно представить, как бы все мы прошли удаленку без нашей инфраструктуры. Наша компания обязана соответствовать требованиям людей, бизнеса, государства по надежности, качеству и уровню обслуживания.

Также пандемия, по словам Осеевского, ускорила внедрение технологий дистанционной работы. У компании на пике 45 тыс. человек работали из дома и сейчас — несколько десятков тысяч. Опросы сотрудников показали, что они по-разному отнеслись к удаленке: кто-то хочет каждый день ходить в офис, кто-то несколько дней в неделю, кто-то вообще не хочет возвращаться в офлайн. Поэтому «Ростелеком» будет использовать гибридный формат для тех профессий, специальностей и функционала, где это возможно. При этом отказываться от каких-то из имеющихся у компании офисных помещений она не готова.

— Если говорить про корпоративный центр, то мы сконцентрировались в нескольких локациях и исходим из того, что компания будет расти. У нас происходит цифровая трансформация. Появляется все больше программистов, пентестеров, ИТ-архитекторов и других цифровых специалистов. Поэтому мы верим, что недвижимость все равно потребуется.

О рисках третьей волны


— Мы думаем не о волнах, а о том, как нам обслужить наших клиентов, независимо от того, где они будут — дома или в офисе. За прошлый год стало понятно, что нужно быть готовым к любому формату, причем действовать очень быстро в зависимости от развития событий. Конечно, нас настораживает ситуация в других странах, в Европе в первую очередь. Не знаю, какие ограничения будут приняты, уже закрыли выезд в Турцию, другие страны сами по себе закрыты. Будем надеяться, что новой завозной волны не будет. Но, конечно, внутри страны летом люди будут больше ездить, загорать, гулять, никаких масок на них не будет, поэтому ситуация может несколько ухудшиться. Хотя вакцинация идет, у нас привиты все правление и практически весь топ-менеджмент, мы все с антителами. Всячески пропагандируем вакцинацию и считаем, что это хорошо.

Полная версия интервью на сайте РБК