Интервью с генеральным директором NGENIX Константином Чумаченко
Интервью с генеральным директором NGENIX Константином Чумаченко
Интервью с генеральным директором NGENIX Константином Чумаченко
Назад к списку новостей
Интервью с генеральным директором NGENIX Константином Чумаченко
Константин Чумаченко, Ngenix: Рынок ИТ-решений для государства на подъеме, потребность в новых продуктах будет нарастать


На вопросы TAdviser о цифровизации сферы госуслуг в России в сравнении с мировым, достижениях, проблемах и перспективах ИТ-рынка на этом направлении развития ответил Константин Чумаченко, генеральный директор NGENIX.


Пандемия во всем мире протестировала уровень цифровизации государственных услуг. Что можно сказать о результатах этого «тестирования» в России?

Во время пандемии публичные веб-интерфейсы превратились в основной инструмент взаимодействия граждан и бизнеса с государством. Самоизоляция вынудила «оцифроваться» даже самых консервативных, ранее предпочитавших ходить в МФЦ. Разработчики государственных цифровых сервисов ускорили их адаптацию под изменившиеся условия. Мы видим, например, как быстро на портале Госуслуг запускались разделы, связанные с вакцинацией от COVID-19 или с выплатой пособий на детей. Новый импульс развития налицо. В то же время реалии пандемии помогли нащупать больные места: очевидно, что многие необходимые изменения запаздывают. Например — цифровизация медицины и трудовых отношений в условиях «удаленки».

Какие инфраструктурные проблемы выявила пандемия в контексте поддержки и развития цифровых каналов взаимодействия граждан и государства?

Для нас как для облачного провайдера «инфраструктура» означает объединение компонент для построения информационных систем, взаимодействие с которыми осуществляется через интернет. Основной проблемой инфраструктуры государственных ИТ-систем я бы назвал недостаточную эластичность – как в смысле способности поддержать высокий темп функциональных, продуктовых изменений, так и в смысле оперативности предоставления вычислительных ресурсов для обработки высоких нагрузок. В период пандемии резко возросла потребность в оперативном информировании граждан через интернет, в цифровизации взаимодействия с госорганами. Срочно понадобились новые сервисы на порталах госуслуг и сайтах ведомств. Приток пользователей породил всплески нагрузок на информационные системы. В частности, веб-трафик на облачной платформе NGENIX, которую используют ряд ведомств, в прошлом году показал почти двукратный рост количества обращений к государственным веб-ресурсам, а в текущем году превысил показатели 2020 года.

Каким образом сейчас решается проблема непрогнозируемых нагрузок в масштабе нашей огромной территории?

В госсекторе она решается в основном экстенсивным методом: планированием избыточных вычислительных ресурсов, установкой серверов и другого оборудования «впрок». Избыточная инфраструктура влечет за собой высокие капитальные и эксплуатационные затраты. Для этого есть несколько предпосылок, в первую очередь – единовременное финансирование, когда ИТ-система строится как монолит, который должен простоять долгие годы в неизменном виде. При этом не учитывается, что большая часть купленного оборудования будет простаивать. Если же нагрузка всё-таки превысит возможности системы, добавить ресурсы будет непросто.

На какие новые вызовы предстоит ответить государственной инфраструктуре цифровых услуг?

Для создания беспилотного автомобиля нужна развитая дорожная сеть, а для массовых цифровых услуг – интернет, ЦОДы и облачные платформы для быстрого запуска и масштабирования приложений. Современные приложения уже не помещаются на одном сервере. Им требуется инфраструктура, которая способна поддерживать высокий темп разработки и выкатки изменений, широкую доступность цифровых сервисов и, конечно же, информационную безопасность.

Скорость выкатки наиболее критична, раз поставлена на первое место?

Скорость изменений – больная тема для любого ИТ-проекта, особенно если его заказчик – государство. Пользователи ожидают от государственных цифровых услуг таких же темпов обновлений и появления новых «фичей», как и от коммерческих приложений. Инженеры и разработчики в дефиците, весь мир ищет способ избавить их от низкоуровневых задач, идет по пути унификации программных компонент и переиспользования серверных ресурсов. Нет другого выбора, кроме как научиться создавать и использовать для нужд государства облачную инфраструктуру, которая даст необходимую гибкость в выборе ресурсов и решений.

Можно чуть подробнее про доступность?

Цифровые услуги и порталы с официальной информацией должны оставаться доступны в любое время из любого региона страны. Разная скорость работы веб-сайта для пользователя из Москвы и из Хабаровска – это тоже своего рода цифровое неравенство. Стоит подумать о `едином SLA` для цифровых услуг на всей территории страны. Это означает, что возрастёт роль внешнего мониторинга, позволяющего оценивать метрики доступности цифровых услуг с точки зрения массовой аудитории. Существуют высоконагруженные веб-приложения, порождающие большие объемы трафика и транзакций – например, голосование или онлайн-обучение. Для их устойчивой работы будет эффективна локализация на распределенных площадках, имеющих хорошую связность с региональными интернет-сетями. Такой подход широко применяется видеосервисами и платформами электронной коммерции, и может быть использован для государственных цифровых услуг. Для того, чтобы обеспечить единое качество цифровых сервисов для конечных клиентов, нужно обеспечить стандартизованную и одинаково надежную инфраструктуру.

И, наконец, — про информационную безопасность в госсистемах?

Инфобезопасность в государственных ИТ-системах – это отсутствие компромиссов и обилие формальностей. Традиционно ИБ ассоциируется с защищенным периметром, когда доверенными считаются компоненты и пользователи системы, допущенные в некий внутренний контур. Сейчас этот контур проходит буквально внутри платформ и приложений, использующих внешние фреймворки и библиотеки, публичные веб-интерфейсы и обмен данными по API. Адаптировать облачную инфраструктуру под требования защищенности – сложная задача, требующая глубоких компетенций от ее создателей и желания сотрудничать от органов, занимающихся аттестацией информационных систем и сертификацией средств защиты информации.

Если посмотреть на практику передовых стран мира, какие технологии там являются базисом для цифровых государственных услуг? Насколько широко распространена облачная инфраструктура?

В США миграция госструктур в облака была обозначена еще в 2010 году на уровне правительственной стратегии Cloud First и обновлена в 2018 под названием Cloud Smart. Опросы представителей федеральных агентств показывают, что около половины уже замещают существующую ИТ-инфраструктуру приватными или публичными облачными сервисами. Для хостинга веб-сайтов и API федеральных агентств действует PaaS-платформа Cloud.gov, тестовый доступ к которой открыт любому пользователю с е-мейлом в домене .gov. В Китае в феврале 2020 года было произведено одно из самых впечатляющих внедрений SaaS – в пик пандемии бала запущена платформа онлайн-обучения для 270 миллионов учеников. Так что интересных примеров достаточно, России есть с кем сравнивать свой прогресс в сфере цифровизации.

Существует мнение, что ряд ГИС устарели, и для них полноценный переезд в облако будет практически невозможен без обновления архитектуры и программного кода. Есть ли уже примеры таких проектов, когда ИТ-компания проводит модернизацию кода с целью подготовки к облачной миграции?

Таких примеров в госсекторе, прямо скажем, немного. Наши коллеги из «РТК-Цифровые Технологии» (также входит в «Ростелеком-ЦОД») глубоко изучили эту проблему. Они считают, что деятельность по миграции ГИС в облако с целью замены устаревшей инфраструктуры и модернизация кода ГИС под облачную архитектуру неминуемо будет разделена. Переезд ГИС в Гособлако – реально идущий процесс, по которому у коллег накоплена серьезная экспертиза. В ряде случаев, когда заказчик не располагает компетенциями или ресурсами, облачный оператор может взять на себя перенастройку ГИС, в объеме необходимом для миграции. Рефакторинг кода ГИС в финансировании Гособлака пока не предусмотрен. Но не исключено, что модернизация будет происходить по мере того, как ФОИВы будут закладывать на нее средства и учитывать в своих дорожных картах. Соответственно, в данный момент нет и компаний, специализирующихся на такой модернизации софта – слишком трудно прогнозировать этот спрос.

Есть ли на рынке компании, специализирующиеся на аудите и подготовке ГИС к облачной миграции?

Сейчас таких специализированных компаний нет, насколько я знаю, но с подготовкой ИТ-системы к миграции в облако могут помогать облачные провайдеры, которые накопили внушительную экспертизу в разработке комплексного решения, охватывающую все стадии проекта.

Развитие технологий всегда опережает развитие нормативной базы. Насколько это критично в российских условиях? Что происходит сейчас в плане нормотворчества?

При современном темпе развития ИТ ожидаемо, что нормотворчество не будет успевать за технологиями. В контексте технологий, используемых госсектором, «нормативка» – это известная боль. В ее текущей редакции отсутствует базовое определение ЦОД, разделяемой инфраструктуры и так далее. Но дела на этом фронте все равно двигаются – на рассмотрение в Госдуму уже попал проект поправок к 126-ФЗ «О связи», для общественных обсуждений готовится пакет поправок к 149-ФЗ «Об информации». Эти документы определяют на законодательном уровне облачные вычисления, что критически важно для реализации Гособлака. Хорошо бы, чтобы в нормативной базе не только появлялись новые понятия, но и уточнялись старые. Например, законодательство до сих пор трактует облачный хостинг как телематические услуги связи, налагая на него такой же объем лицензионных требований, как и на услуги доступа в интернет. Это очевидная нелогичность, снижающая конкурентоспособность российских облачных провайдеров относительно зарубежных.

Развитие технологий опережает и мышление. Есть ли понимание со стороны руководящих ИТ-кадров госструктур остроты проблем, связанных с устареванием инфраструктуры? Что можно сделать/делается, чтобы это понимание сформировалось?

Сейчас довольно масштабно идет взаимная миграция специалистов между госсектором и бизнесом. Этот обмен, как я думаю, приведет к тому, что нужное понимание рано или поздно сформируется. Чтобы руководить изменениями, нужно обладать кругозором и иметь разносторонний опыт.

Какие специфические ограничения существуют в работе ИТ-компаний с госзаказчиками и проектами ГИС? Как их можно преодолевать?

Ограничения известны – высокая степень финансового контроля, размытый контур ответственности и невозможность разделить риски с заказчиком, представленным множеством фигурантов. Работать в таких условиях неопределенности, инвестировать в это направление, могут только крупные зрелые компании, обладающие большим запасом прочности. Небольшим компаниям, обладающим интересными госзаказчикам IT-продуктами и технологиями, оптимально взаимодействовать с системообразующими игроками. Рынок IT-решений для государства на подъеме, потребность в новых продуктах и сервисах будет нарастать, и у многих есть шанс поучаствовать в его развитии.